23. Материалы для учителя. Пешеходная экскурсия по усадьбе Расторгуева-Харитонова г. Екатеринбурга.

Материалы для учителя

Пешеходная экскурсия по усадьбе Расторгуева-Харитонова

г. Екатеринбурга

В России есть уникальные памятники истории и архитектуры, среди которых важное место занимают усадьбы. Усадьба - комплекс жилых, хозяйственных, парковых и других построек, составляющих одно хозяйственное и архитектурное целое. Традиционные крестьянские усадьбы включали избу, гумно, хлев, конюшню и др. В XVII-XIX вв. сложился тип помещичьей усадьбы (барский дом, обслуживающие постройки, парк, церковь и т. д.). Существовали и городские усадьбы (дом, служебные корпуса, сад). Усадьбой называется также производственный и жилой центр колхоза, совхоза.

Архитектура русской усадьбы, как комплекс жилых и служебных помещений, тесно объединенных между собой, зародилась в давние времена, в начальную пору русского феодализма. Старые русские усадьбы, строившиеся исключительно из дерева, не сохранились. Почти не осталось о них и свидетельств литературного характера. Имеется лишь очень немного доказательств, оставленных нам некоторыми путешественниками, наблюдавшими быт и тесно связанную с ним архитектуру древней Руси. Сделанные ими зарисовки дают возможность представить образ старой русской усадьбы.

Особенно широкого развития строительство усадеб достигает во второй половине XVIII в., когда в руках отдельных сановников и дворян-помещиков сосредоточились обширные земельные владения вблизи больших городов. В этот период, а также в первые десятилетия XIX в. было построено заново или перестроено большое число усадебных помещичьих дворов, служебных построек, парковых зданий, образующих вместе с парками и садами целостные архитектурные ансамбли. Усадьбы обслуживали быт, покоившийся на крепостном праве. Однако лучшие усадебные постройки представляют интерес не только в качестве историко-бытовых памятников: для строительства богатых усадеб приглашались нередко выдающиеся зодчие, вкладывавшие в архитектуру усадебных построек и в планировку парков высокое искусство, яркое и своеобразное мастерство.

Урал не стал исключением в строительстве усадеб. Наиболее густо усадьбы всегда располагались вблизи больших городов - столичных и губернских. Это относится и к Уралу. В начале XIX в. в уральской архитектуре происходят глубокие качественные изменения. На Урале распространяется правительственная регламентация строительства: новые генеральные планы городов, "образцовые" проекты и т.д. Ускоряется смена стилей. Отныне так называемое московское барокко (стилистику которого во многом определяли церкви) уходит в прошлое, и полностью утверждается классицизм.

Усадьба Расторгуева-Харитонова, расположенная на Вознесенской горке - самая знаменитая в Екатеринбурге. По сравнению с другими памятниками усадебной архитектуры города, она достаточно хорошо сохранилась и является отличным примером классической русской усадьбы XIX века. Дом Расторгуева, отошедший потом его зятю Харитонову, начал строиться на Вознесенской горке почти одновременно с закладкой храма в 1794-1795 годах. Дом стоит на великолепном месте и хорош всегда. Это самый выдающийся архитектурный памятник города, самый крупный и ранний по времени строительства усадебный ансамбль классицизма в Екатеринбурге. Д.Н. Мамин-Сибиряк назвал его "чем-то вроде акрополя или кремля".

Экскурсия по усадьбе Расторгуева-Харитонова разработана на основе исследований И. Гладковой, Л.А. Козинец, А.Ю. Каптикова, В.М. Слукина, В. Лукьнина и М. Никулиной, С.А. Захарова и других авторов.

Цель пешеходной экскурсии по усадьбе Расторгуева-Харитонова: эстетическое воспитание экскурсантов средствами екатеринбургского усадебного ансамбля первой половины XIX века.

Задачи экскурсии:

  • показать особенности архитектуры классической городской усадьбы ­на примере усадьбы Расторгуева-Харитонова;
  • рассказать о жизни и быте ее хозяев - людей, известных в XIX веке по всей России;
  • развивать художественное восприятие, эстетический вкус, эмоциональную отзывчивость;
  • воспитывать бережного отношения к памятникам архитектуры и истории родного края.

Тема экскурсии «Путешествие по усадьбе Расторгуева-Харитонова».

Пешеходная экскурсия по усадьбе Расторгуева-Харитонова является тематической. Она рассчитана на широкий круг экскурсантов и будет интересна для горожан и гостей города. Для старших школьников и студентов разработанный экскурсионный маршрут будет полезен в качестве источника дополнительных знаний по курсам: «Мировая художественная культура», «Художественная культура Урала», «История Урала».

Экскурсию предлагается начать с площадки перед лестницей на Вознесенскую горку со стороны здания ТЮЗа. Здесь особенно отчетливо видно, что усадебный ансамбль находится на высоком месте и занимает значительную площадь Вознесенской горки.

Если подниматься вверх от ТЮЗа, то первое, что мы увидим, - это здание конюшни - длинное, приземистое строение, боковой фасад которого и образует первый ярус композиции. К нему примыкают ворота хозяйственного двора в виде арки, обрамленной спаренными колоннами тосканского ордера. Ось симметрии арки подчеркнута двумя полуциркулярными нишами в рустованной каменной ограде.

Следующий элемент композиции - высокая каменная ограда хозяйственного двора - величественная стройная аркада, заполненная ажурной кованой решеткой строгого рисунка, в центре которой находятся ворота. Большое внимание уделено фасаду, выходящему в хозяйственный двор. Вероятнее всего, зодчий руководствовался важной градостроительной ролью, которую играли постройки усадьбы, поставленные на высоком холме и далеко обозримые, в том числе и со стороны хозяйственного двора.

Утонченные формы ограды сменяются монументальным объемом флигеля, представляющего следующую ступень композиции. Боковой фасад флигеля, выходящий на улицу, акцентирован выступающим вперед портиком коринфского ордера со спаренными боковыми колоннами. Портик в сочетании с изящными очертаниями арок ограды образует мощный каскад архитектурных форм при подъеме к площади по взгорью улицы. Когда наследники стали сдавать помещения в аренду, в этом флигеле находилась типография и контора городской газеты «Урал».

Арочный мотив, многократно повторенный в панораме бокового фасада, достигает наибольшего звучания в композиции ворот, соединяющих флигель с главным домом. Парадные ворота и ограда хозяйственного двора смело могут быть отнесены к лучшим и замечательнейшим произведениям так называемой архитектуры малых форм. Если сравнить парадные ворота с воротами хозяйственного двора, мы увидим, что ворота хозяйственного двора более простые, выполненные в соответствии со своим назначением, в то время как парадные - нарядные и монументальные, так как непосредственно примыкают к главному дому и предназначались для приема гостей. Парадные ворота имеют вид триумфальной арки - символа победоносного торжества - мотива, весьма распространенного в архитектуре после Отечественной войны 1812 года. Очевидно, вдохновляясь патриотическими идеями, зодчий придал именно такой облик воротам, что как нельзя лучше соответствовало дворцовому размаху построек усадьбы.

Западный боковой фасад усадьбы, раскрытый на акваторию городского пруда, воспринимается из многих точек. Особенность рельефа - крутой спад местности в северную сторону, к руслу речки Мельковки, забранной ныне в бетонную трубу, - прекрасно использована создателями комплекса.

Нарастание объемов, составляющих композицию западного фасада усадьбы, достигает своей кульминации в основном корпусе главного здания, поставленного в самой высокой точке и доминирующего над всем ансамблем. Четырехколонный портик, высоко поднятый на рустованных столбах, подчеркивает крупномасштабность главного дома, зрительно увеличивая его высоту. Главный дом - самое значительное сооружение ансамбля. Фасады, оформленные близкими по высоте, но контрастно разработанными портиками коринфского ордера, составили единую композицию, рассчитанную, прежде всего на восприятие с угла и акцентирующую перекресток. Поставленный на высокую рустованную аркаду, шестиколонный портик южного фасада явился мощным градоформирующим акцентом не только главного дома, но и всего ансамбля. В главном угловом доме размещались самые представительные парадные помещения. Со стороны двора в дом вело широкое и высокое крыльцо, а на первом этаже находились большие комнаты и вестибюль с парадной лестницей, ведущей на второй этаж, где были самые большие, роскошно убранные гостиные и залы. Помимо парадных покоев в главном доме находились и жилые комнаты, расположенные в мезонине, а также различные вспомогательные помещения, занимавшие часть первого этажа, и высокий подвал с основательными кирпичными стенами и сводчатыми перекрытиями.

Усадьба стала самой большой в Екатеринбурге. В роскошном доме устраивались шумные балы и богатые обеды, в саду - гулянья екатеринбургской знати. Наряду с этой парадной внешней жизнью в усадьбе шла другая, тайная жизнь. В подвалах, в специальных застенках содержались мятежники с заводов. Положение рабочих на заводах, принадлежавших Зотову и Харитонову, было совершенно невыносимым. Злодеяния заводчиков были настолько велики, что в 1836г. оба они были сосланы в Финляндию, в город Кексгольм (вместо каторги и наказания шпицрутенами), по "Высочайшему Его Императорского величества повелению за покушение к лиходейству" и при этом лишены "доброго имени". С 1840-х годов дом долго пустовал, затем некоторые помещения наследники стали сдавать в аренду под квартиры и конторы. Здания усадьбы без ухода постепенно разрушались. В начале 70-х годов 19в. дворец представлял собой великолепную развалину: карнизы обвалились, крыша проржавела и отстала во многих местах от стропил целыми полосами; массивные колонны облупились; половина дома стояла незанятой и печально смотрела своими почерневшими окнами без рам и стекол; оранжереи и службы были превращены в склады водки и спирта.

Предлагается сделать небольшое отступление и поговорить о Вознесенской горке, посмотреть, какой вид на город открывается с этого места. Именно Вознесенская горка первой дала свой вековой лес на строительство города-крепости на Исети. Как эта высота называлась раньше, точных сведений не имеется, но после строительства здесь церкви Вознесения Господня (позже ее перевезли в Нижне-Исетск, а на этом месте в 1792 году заложили каменный храм), за этой горкой прочно закрепилось название Вознесенской. Склон, как и вся Вознесенская горка, счастливыми человеческими судьбами мало отмечен. Одни объясняют это тем, что вокруг горы якобы проходит тектонический разлом, образуя «черную дыру». Другие связывают несчастья со старым языческим кладбищем. На этом месте еще при закладке города-крепости в 1723 году нашли несколько древних захоронений. Кладбище относилось к заречной Мельковской слободе. По историческому положению, по наличию сохранившихся уникальных памятников архитектуры, по разыгравшейся здесь в Ипатьевском подвале трагедии, Вознесенская горка в Екатеринбурге самая, пожалуй, уникальная историческая территория. О ней в народе столько темных историй, легенд, былей и небылиц. С Вознесенской горки открывается величественная панорама города.

Именно здесь, на возвышенном месте левобережья городского пруда, решил построиться купец второй гильдии Лев Иванович Расторгуев. В деле "О даче купцу Расторгуеву разрешения на строительство каменного дома", начатом 2 декабря 1799 года, содержится "объявление" купца о том, что он имеет "недвижимое имение", то есть дом, купленный им у вдовы губернского секретаря Семена Алексеевича Исакова за две тысячи рублей, о чем свидетельствует приложенная к делу купчая от 18 декабря 1798 года. Основой для дома послужили недостроенные "каменные палатки", заложенные еще в 1794 году. В декабре 1799г. Расторгуев просит оценить "вновь возводимый двухэтажный каменный дом с каменным подвалом". Таким образом, вся усадьба начиналась с углового двухэтажного дома, построенного в 1794-1799гг.

2 января 1814г. Расторгуев подал в городскую думу прошение о выдаче свидетельства уже на два принадлежащих ему дома. Здесь же имеется "опись каменному дому, состоящему по течению р. Исеть на левой стороне в 3-й части города в приходе Вознесенской церкви... выстроенного на сухом возвышенном месте... с бутовыми каменными фундаментами... покрытому листовым полуторааршинным с огрунтовкой железом... а кроме того два амбара, две конюшни, один каретник и баня... все оные архитектурнической работой возвышенные сверх фундамента". Кроме того, приложена опись "каменному Флигелю при большом каменном доме".

В начале ХХ в. усадьбой Расторгуева-Харитонова заинтересовалось акционерное общество Кыштымских заводов, которое в 1905г. "вошло во владение" усадебными постройками, купив их у наследников Расторгуева за 61 000 рублей. Парк, с конца XIX в. сданный в аренду, стал любимейшим местом прогулок горожан. В годы революции в доме размещался отряд Красной гвардии. Дворец дал приют раненым бойцам, его ступени помнят шаги красногвардейцев, готовящихся к битве с колчаковцами. В 1919г. под его сводами создавался уральский комсомол, затем здесь сели за парты слушатели Урало-Сибирского коммунистического университета имени В.И. Ленина, Высшей коммунистической сельскохозяйственной школы, и, наконец, было решено передать ансамбль лучших в городе зданий детям. В 1935-1937гг. была проведена капитальная реконструкция усадьбы с целью приспособления ее под Дворец пионеров и школьников.

В 1824 г. комплекс зданий пополнился двухэтажной вставкой, соединившей главный дом с флигелем под бельведером. Более позднее сооружение органично вошло в объемно-пространственную композицию усадьбы, что указывает на профессиональное мастерство зодчего. Все эти постройки объединены стилевым единством. Южный фасад усадьбы - сложная и асимметричная в целом композиция, образованная объединенными в одно здание объемами. Соединительная часть, равная по высоте флигелю под бельведером, кажется ниже, так как плоский купол как бы придавливает здание. Сейчас здесь крыльцо и вход во дворец.

Многочисленные легенды и предания, связанные с историей создания усадьбы, ее автором и владельцами, красота архитектуры - все это издавна привлекало внимание историков, краеведов, исследователей и просто любителей архитектуры. Однако многие загадки так и не разгаданы: много еще неточностей и неясностей в датах строительства усадьбы, неизвестен автор главного дома. Кто он, этот талантливый зодчий? Почему не сохранилось ни одного документа об оплате работы заказчиком, ни одного чертежа, подписанного автором? Частично проливает свет на поставленные вопросы интересная архивная находка челябинского краеведа И. Борисова. Ему удалось ознакомиться с перепиской владельца Кыштымских заводов А. Зотова (одного из наследников Л. Расторгуева) с управляющим заводами Деви. В одном из писем А. Зотов коснулся вопроса о строительстве дома и его архитекторе. Отрывок из этого письма опубликован в журнале "Уральский следопыт": "Вы давно интересуетесь судьбой архитектора в строительстве моего дворца, то есть Харитоновского. Со слов моего отца, а он получил эти сведения от моего деда по матери Льва Ивановича Расторгуева и деда по отцу Григория Федотовича Зотова: с начала 1796г. мой дед Лев Иванович решил блеснуть перед екатеринбургской знатью тем, что построит небывалый еще в городе дворец... Денег была уйма, но не было даровитого зодчего. Из Петербурга отказались приехать. Здесь же, в Екатеринбурге, не имелось... Это затруднение мой дед Лев и поведал начальнику канцелярии Пермского губернатора. На это начальник ответил, что в Тобольской каторжной тюрьме содержится узником очень важный государственный преступник и в то же время даровитый зодчий. Если дать кому следует, то в Петербурге могут временно из Тобольской каторги узника отчислить в екатеринбургскую тюрьму в ваше распоряжение на стройку дворца... Расторгуев так и сделал. Через шесть месяцев перевели узника в екатеринбургскую тюрьму. До свидания деда с зодчим главный директор тюрьмы предварил моего деда о том, что ни в коем случае не расспрашивать фамилии узника. Он умершим считается, только его номер можете знать... кроме того, и узник под страхом наказания шпицрутенами 500 ударов не скажет свое имя и тем более звание. Встреча моего деда с узником состоялась. Узник сказал: "Сударь, я даровитый архитектор. Для того, чтоб моя фантазия превратилась в действительность, нужны большие деньги. Располагаете ли вы ими?" Мой дед подтвердил. Через 12 лет дворец был готов. Но слово мой дед не сдержал в части досрочного освобождения узника или устройства побега. Надломленный и обиженный моим дедом узник впал в ипохондрию. По дороге в Тобольск он повесился в тюменской пересыльной тюрьме". Приведенная в письме печальная история о безвестном зодчем-узнике тобольской тюрьмы - объясняет отсутствие документов об авторе расторгуевского дома. Однако это только одна из версий о безвестном архитекторе. В дальнейшем формировании усадьбы принимал участие М.П. Малахов.

Здания усадьбы образовали единый ансамбль, в котором каждому архитектурному объему отведено строго определенное место, соответствующее его практическому назначению и роли в общей художественной композиции. Такая объемная композиция зданий созвучна традиционной схеме древнерусского жилого комплекса - с его "хоромностью", когда несколько объемов соединялись крытыми переходами и гульбищами в единый живописный ансамбль, имеющий общую художественную уравновешенность. Помимо градостроительных требований, предъявляемых к сооружению как к элементу улицы и города в целом, в усадьбе были учтены потребности частной жизни владельца. Планировка всей усадьбы и внутренняя организация жилища отразили жизненный уклад крупнейшего представителя екатеринбургской купеческой элиты - старообрядца, окруженного многочисленной родней и прислугой.

Помещения главного дома были связаны с соединительным флигелем под куполом, переходящим во флигель под бельведером, в котором размещалась домовая церковь. Ось симметрии фасада двухэтажного флигеля под бельведером подчеркнута большим арочным окном и круглым купольным бельведером-ротондой, зрительно увеличивающим высоту здания. Старообрядческую церковь хозяин не без умысла разместил здесь - прямо перед входом в православную. По легендам, в тайные молельни по подземным путям приходили наставники уральского старообрядчества, теми же путями, никем не замеченные, они уходили через глухие дальние углы сада, а иконы завешивались картинами.

Крупномасштабные ордерные композиции, многократно повторенные на фасадах основных построек, играют важную роль в создании гармоничного масштабного строя сооружения и придают стилевое единство ансамблю. Декорировка фасадов находится в полном созвучии с эстетическими принципами зрелого классицизма. Максимальная художественная выразительность ордерных и арочных композиций, а также разнообразных лепных деталей сочетается с экономным использованием их в качестве элементов, подчеркивающих материальность стены. Можно сравнить флигель под бельведером и соединительный флигель с виденными ранее зданиями конюшни и другими хозяйственными постройками, отметить их величие и роскошь в сравнении с функциональной простотой первых, и в то же время подчеркнуть стилевое единство.

Желание расширить владения возникла у Расторгуева давно. 3 августа 1808г. он подал прошение начальнику 5 екатеринбургских заводов, в котором предлагал передать ему в "потомственное владение" "пустопорожнее место", лежащее за валом вблизи церкви Вознесения. Он писал, что место это болотистое, топкое и "от засорения и скопления в нем нечистот причиняет гнилостью воздуха в здоровье человеческом тягость". Расторгуев собирался место это очистить и "довести до того, что, наконец, не будет не только безобразить, но и составит приятный вид сада - украшение города". К этому времени купец уже заявил свой капитал по первой гильдии, стал владельцем Кыштымского, Нязепетровского, Каслинского заводов, хозяином десяти тысяч приписных крестьян и 500 тысяч десятин земли. Через своих дочерей богатый купец породнился с золотопромышленниками и заводчиками Г. Зотовым и П. Харитоновым. Однако дело об отводе места под сад длилось довольно долго, и план на первый участок был выдан наследникам Расторгуева лишь летом 1826г., спустя три года после его смерти. К этому времени владельцем усадьбы стал зять Расторгуева - П. Харитонов, который активно принялся за расширение усадьбы. Так на северном крутом склоне Вознесенского холма был разбит сад с искусственным озером, тенистыми аллеями, беседками и гротами - действительно ставший украшением города.

Несколько автономное положение сада объясняется не только городским характером усадьбы, но и тем, что он был разбит значительно позднее основных построек. Сад был сразу открыт для посетителей. Это первый общественный сад в городе. Деревья для него, уже взрослые, тридцати-сорокалетние, отбирались в лесу поздней осенью и привозились в усадьбу. Этим липам и лиственницам около двухсот лет - это самые старые деревья в Екатеринбурге. С возникновением живописного сада вся усадьба получила свое градостроительное и архитектурное завершение. Сад был разбит в английском стиле со свободным сочетанием регулярной планировки верхней, прилегающей к дому части и нижней, решенной в живописном плане - извилистые тропинки, насыпные холмы, группы деревьев. Верхняя площадка перед домом уравновешена зеркалом небольшого искусственного озера, от которого лучами расходятся три тенистые аллеи. В композицию сада включены различные садовые сооружения, характерные для ландшафтной архитектуры начала XIX в., - беседки, гроты.

Следует обратить внимание на восточный фасад соединительной части, обращенный в парк, акцентирован четырехколонным коринфским портиком. Эта часть ансамбля носит более интимный характер, так же как и фасады, выходящие во двор. Недалеко отсюда, на площадке перед домом, стояла замечательная круглая купольная беседка-ротонда, которая, к сожалению, не сохранилась. Это было деревянное, круглое в плане, сооружение, цилиндрический объем которого расчленен двумя рядами оконных проемов, а простенки декорированы двенадцатью коринфскими полуколоннами. Облик беседки находился в полном созвучии с архитектурой основных зданий усадьбы, а венчающий ее купол перекликался с бельведером флигеля. В 1924 году в парке перед входом во дворец произошел провал и открылся тоннель. По одной из версий, этот тоннель соединял дом с беседкой, а его ответвления открывали входы в другие подземные помещения.

Пруд представляет собой искусственное водохранилище, раньше здесь плавали лебеди. В 1924 году при очистке пруда открылось отверстие в склоне северо-западного берега, можно было пройти в него примерно на 20 метров. Нынешние архитекторы допускают, что здесь были подземные ходы: например от ротонды к острову, дому Зотова, Вознесенскому собору. Но молва говорит о ходах к Ипатьевскому дому или под городским прудом. Горячие головы до сих пор будоражат мысли о несметных сокровищах Расторгуевых-Харитоновых, так и не найденных в лабиринтах подвалов и темных ходов усадьбы и парка.

На генеральных планах усадьбы XIX в. отсутствуют сооружения на островках озера. После реконструкции в 1937г. под руководством архитектора В.В. Емельянова на острове был устроен фонтан в виде открытой круглой беседки, а к берегу был перекинут висячий мостик. Включение этих построек в сложившийся ансамбль было проведено достаточно тактично. Отвечая величественной архитектуре зданий усадьбы, изящные и в то же время простые формы беседки в сочетании с массивными устоями моста органически вошли в ансамбль сада. Малые архитектурные формы хорошо сочетаются с естественным окружением; серый камень и белизна колонн, ажурный рисунок ограды, окружающей сад, прекрасно гармонируют с сочной зеленью деревьев и зеркальной гладью озера. Сад усадьбы Расторгуева сегодня - единственный в Екатеринбурге сохранившийся образец ландшафтного искусства первой половины XIX в.

Д.Н. Мамин-Сибиряк в «Приваловских миллионах» почти со скрупулезной точностью описал эту усадьбу. Интересно то впечатление, которое произвела на героя художественного произведения эта реальная постройка: «Он (дом) занимал собой вершину горы и представлялся издали чем-то вроде старинного кремля. Несколько громадных белых зданий с колоннами, бельведерами, балконами и какими-то странной формы куполами выходили главным фасадом на небольшую площадь, а великолепными воротами в форме триумфальной арки на Нагорную улицу. Непосредственно за главным зданием, спускаясь по Нагорной улице, тянулся целый ряд каменных построек, также украшенных колоннами, лепными карнизами и арабесками. Сквозные железные ворота открывали вид на широкий двор, со всех сторон окруженный каменными службами, конюшнями, великолепной оранжереей. Это был целый замок в помещичьем вкусе: позади зеленел старинный сад, занимающий своими аллеями весь спуск с горы».

Сегодня усадьба сохранилась почти полностью. В ее композиции успешно решены утилитарные, градостроительные и художественные задачи. Вся территория организована на основе четкого разграничения и взаимосвязи отдельных составных частей в соответствии с их функциональным назначением.

По окончании экскурсии, можно предоставить экскурсантам возможность немного самостоятельно погулять по парку.

Автобусная экскурсия по усадьбам Екатеринбурга

С приходом в Екатеринбург горного правления (его перевели из Перми в 1806 году) город ожидает новый взлет в развитии архитектуры и градостроительного искусства. Статус города значительно упрочился также и в связи с утверждением в 1826 году должности главного начальника уральских горных заводов. Вплоть до 1860-х годов город был на особом положении, по словам Д.Н. Мамина-Сибиряка, являясь «государством в государстве».

В 1830-е годы, после того как предприимчивые екатеринбургские промышленники Рязановы и Казанцевы начали эксплуатацию ряда крупных золотоносных месторождений, в Екатеринбурге началась «золотая лихорадка». Уральские (тогда говорили "сибирские") купцы - если сравнить их с традиционными "расейскими" купцами - люди совершенно особого склада. Все они - Рязановы, Нуровы, Зотовы, Тарасовы и др., - староверы, потомки бежавших на Урал стрелецких голов и полковников; люди деловые, предприимчивые и рисковые, они сначала занимались обработкой и продажей сырья, которое в изобилии поставляла примыкавшая к Уралу южная степь, торговали солью, хлебом, топили сало (вот отсюда их прозвали "сальники"). Староверам ходу не давали, и когда на Урале было открыто золото, роли распределились четко: в казенных дачах золотоносные места открыты и исследованы именно уральскими, более того, именно екатеринбургскими купцами.

Прилив капиталов в город еще больше упрочил его положение. В первую очередь произошло оживление в строительстве. В центре начали строить усадьбы вполне столичного вида, что во многом определило своеобразие архитектурного облика Екатеринбурга первой половины XIX века.

Таким образом, в первую половину XIX века складывается, а во вторую половину массовое распространение получает сам тип екатеринбургских городских усадеб. Как правило, на усадебных участках кроме жилого дома располагались лавки, склады, амбары, иногда даже небольшие производственные заведения; в некоторых домах велась торговля, сдавались внаем помещения. Дома крупных усадеб были вполне сопоставимы с размерами общественных зданий этого периода, а иногда и превосходили их. Наряду с этими «дворцами» строились небольшие жилые усадьбы, сохранившие камерность форм в традициях русского классицизма. Побывавший в Екатеринбурге профессор Густав Розе, спутник знаменитого ученого А. Гумбольдта, путешествующего по Уралу в 1829 г., писал, что в Екатеринбурге «улицы широки и прямы, деревянные дома по большей части одноэтажные, и поэтому занимают большое пространство. Между ними выдаются большие каменные дома, построенные вообще в очень хорошем вкусе и либо предназначенные для помещения казенных учреждений и для жилищ горных чиновников, либо принадлежащие более богатым местным обывателям».

Едва ли не каждая сохранившаяся усадьба - памятник архитектуры и истории, имеющий свои неповторимые детали; отдельная страница в «каменной летописи» города. К сожалению, многие из этих замечательных экскурсионных объектов утрачены или требуют ремонта и реставрации. Но время все же сберегло для нас немало шедевров городской усадебной архитектуры XIX века.

Автобусная экскурсия по усадьбам г. Екатеринбурга спроектирована на основе работ В. А. Сутырина, Н. Бердникова, Л.Д. Злоказова и В.Б. Семенова, В. Весновского, М.Ю. Нечаевой и В.А. Шкерина, А.А. Старикова и В.Е. Звагельской, С.С. Агеева и других исследователей истории и архитектуры Урала.

Цель экскурсии: эстетическое воспитание экскурсантов на материале выдающихся исторических памятников городской усадебной архитектуры Екатеринбурга.

Задачи экскурсии:

  • показать стилевое разнообразие усадеб Екатеринбурга, их сходство и различие;
  • дать представление о творчестве известных уральских архитекторов;
  • рассказать о жизни людей, вошедших в XIX веке в историю нашего города и всего Урала и во многом определивших ее ход;
  • способствовать воспитанию эстетического вкуса и культуры горожанина, расширению кругозора, уважительному отношению к истории родного края.

Тема экскурсии - «Усадьбы г. Екатеринбурга XIX в.».

Автобусная экскурсия по усадьбам г. Екатеринбурга является тематической. В качестве основных экскурсионных объектов были отобраны наиболее яркие образцы усадебной архитектуры XIX века. Экскурсия может быть предложена различным группам экскурсантов. Для горожан она может стать источником новых знаний об истории родного города, для гостей Екатеринбурга позволяет познакомиться с историческим и архитектурным наследием столицы Урала.

Разработанный экскурсионный маршрут включает объекты, расположенные на Набережной рабочей молодежи, на улицах: Пушкина, Горького, 8 Марта, Куйбышева, Розы Люксембург, Декабристов, Чапаева, Луначарского, Карла Либкнехта.

Экскурсионный маршрут по усадьбам Екатеринбурга предлагается начать с осмотра площади 1905 года, где по адресу пр.Ленина, 31/8 Марта, 6 располагается усадьба С.Е. Тупикова, построенная в 1890-е годы. (Архитекторы Ю.О. Дютель, С.С. Козлов, А.С. Чирковский, техник-чертежник Е.М. Косяков). Усадьба Тупикова вошла в число значительных архитектурных сооружений Екатеринбурга. Комплекс включал торговые постройки, склады и службы.

На квартальном плане 1856 года усадебное место почти не застроено. По описи 1889 года, в состав построек усадьбы ее тогдашнего владельца - купца Е.П. Суслова входили полукаменный двухэтажный дом, каменная лавка и службы, занимавшие северную часть участка.

Со стороны Кафедральной площади сохранялось «пустопорожнее» место, на котором, после приобретения усадьбы купцом С.Е. Тупиковым, в 1890 году, по проекту архитектора Дютеля возводится каменный дом (по проекту - одноэтажный). В том же году по проекту архитектора С.С. Козлова и техника-чертежника Е.М.Косякова строятся каменные службы. На протяжении 1890-х годов усадьба интенсивно застраивалась. Со стороны Уктусской улицы были возведены каменный флигель и массивные пятичастные ворота. Вторые парадные ворота с оградой были поставлены на южной границе участка (не сохранились). Построены магазин, два склада, службы, объединенные кирпичной стеной и замкнувшие периметр участка.

В конце 1890-х годов в строительстве усадьбы принимал участие А.С. Чирковский, короткое время исполнявший обязанности городского архитектора Екатеринбурга. В настоящее время в состав усадьбы входят каменный двухэтажный дом, флигель, магазин и склад, объединенные оградой.

Архитектура главного дома, парадных ворот, частично флигеля решена с преобладанием в декоре «барочных» форм. Остальные строения - с элементами «кирпичного» стиля и эклектики. Комплекс относится к числу наиболее ценных образцов городских усадеб Екатеринбурга конца 19 века.

В настоящее время в усадьбе находится Дом актера, под Рождество здесь проводятся праздничные мероприятия «У госпожи Тупиковой».

Экскурсия движется в сторону Плотинки (Исторического сквера), где на бывшей Гимназической набережной находятся дома Главного горного начальника и Главного лесничего.

Прекрасным образцом усадебной архитектуры 19 века является резиденция главного горного начальника, украшающая центр Екатеринбурга. Резиденция главного горного начальника (Набережная Рабочей Молодежи,3, ныне областная больница №2) - тип характерной для уральских поселений усадьбы управляющего заводом или заводовладельца. Она построена в начале 30-х годов 19в. на западном берегу пруда. Прежняя, зимняя, резиденция уральских горных начальников - деревянное, изрядно обветшавшее здание - сгорела в 1812 году. Тогда было принято решение построить новый дом, уже каменный, проект его поручили составить М.П. Малахову. В план Екатеринбурга 1825 года дом был уже внесен, однако окончательно он был построен лишь в начале 30-х годов.

Строительство совпало со временем превращения Екатеринбурга в крупный административно-промышленный, горный город. Личность нового владельца усадьбы была весьма примечательной и известной не только в Екатеринбурге, но и на всем горнозаводском Урале. Владимир Андреевич Глинка (1790 - 1862) был назначен главным начальником уральских заводов в 1837 году и служил почти 20 лет - дольше, чем кто-либо из его предшественников или преемников. Генерал был грозен, но справедлив и сделал много полезного для Екатеринбурга и заводского Урала в целом. В этот период власть горного начальника достигла наивысшего развития. Генерал Глинка, бывший царский вельможа, стремился обставить жизнь свою в "азиатской столице" на петербургский манер. Он любил устраивать шумные балы, двери его дома были распахнуты перед именитыми гостями и знаменитостями, посещавшими Екатеринбург. Сохранился рисунок, сделанный из окна этого особняка известным русским поэтом Василием Андреевичем Жуковским, который посетил Екатеринбург в 1837 г., сопровождая в путешествии великого князя Александра Николаевича - будущего царя Александра Второго.

В молодости В.А. Глинка был участником многих войн, входил в тайное общество декабристов. Находясь на высоком посту, генерал не забыл друзей юности, осужденных за участие в петербургском восстании 1825 г. Поэт-декабрист Вильгельм Карлович Кюхельбекер называл Глинку «лучшим, испытанным в счастии и несчастии другом». Другой декабрист - Федор Гаврилович Вишневский был взят Глинкой на службу чиновником по особо важным поручениям, и, вероятно проживал в этом доме в 1838 - 1842 гг. В 1856 - 1857 гг. дом генерала Глинки посещали декабристы, возвращавшиеся из ссылки.

Главный вход в дом градоначальника раскрыт прямо на набережную, подчеркивая городской характер усадьбы, ее слияние с окружающей застройкой. Двор, в котором расположены все служебные постройки, расположенный позади дома, образовал замкнутое пространство, обнесенное оградой с двумя въездами - парадным, со стороны набережной, и "черным" - с переулка. В хозяйственном дворе располагались каретники, конюшни и иные постройки. При этом хозяйственный двор обнесен высокой каменной стеной, тогда как сад, полностью раскрыт на набережную и отделен от нее ажурной чугунной оградой, позволяющей видеть все внутреннее пространство. Решетка ограды - замечательный образец каслинского литья. Ясность ее композиции в сочетании со сдержанным изяществом деталировки делает ее одним из интереснейших образцов художественного литья в архитектуре малых форм.

Главный дом усадьбы - двухэтажная постройка с мезонином. По центру находится главный вход с широким, выступающим вперед крыльцом. Архитектор применил ярусную композицию, которая зрительно вытянула здание по вертикали. Архитектурные формы ярусов становятся легче по направлению кверху: от массивности аркады первого яруса к воздушной изящности колоннады верхнего, третьего яруса, высота которого, по сравнению со вторым, резко уменьшена. Это создает оптическую иллюзию размещения его на большей, чем в действительности высоте и увеличивает зрительно высоту всего здания.

Декоративное убранство фасадов в целом отличается лаконичностью. Немногочисленные детали - розетки, барельефы, вставленные в прямоугольные и арочные ниши, не нарушают, а, наоборот, подчеркивают целостность стены своим откровенно декоративным характером. Центр композиции поддержан более нарядным декорированием стены, находящейся за портиком, применением ионических полуколонн в качестве обрамления балконной двери, а также тонким ажурным рисунком кованой решетки ограждения балкона.

Рядом расположен Дом главного лесничего (Набережная Рабочей молодежи, 2), построенный по проекту архитектора М.П. Малахова в 1830-е годы.

Должность главного лесничего уральских горных заводов просуществовала с 1838 г. по январь 1918 г. и, поскольку уральская промышленность работала на древесном угле, была одной из важнейших. Главный лесничий следил за расходованием древесины в казенных и частных округах, занимался охраной и восстановлением лесов. Первый главный лесничий с 1838 по 1857 гг. был Иван Иванович Шульц, который сразу приступил к лесовосстановительным работам на Урале, для чего даже изобрел специальную сеялку. Истинными защитниками уральского леса были и преемники Шульца, среди которых отметим Н.Г. Мальгина (1857 - 1874) и В.Н. Мылова (1874 - 1896).

Каменный двухэтажный дом с мезонином возведен рядом с резиденцией горного начальника и ориентирован главным фасадом на пруд. В застройке набережной и в панораме исторического ядра города оба здания образуют гармоничный классический ансамбль. Компактный, строго симметричный объем с центральным ризалитом и короткими боковыми крыльями украшен высоким четырехколонным портиком коринфского ордера. Мезонин увенчан треугольным фронтоном. На уровне первого этажа фасады отделаны штукатуркой «под руст». Над окнами второго этажа расположены лепные рельефы. Композиция и убранство дома характерны для стилистики классицизма.

На противоположной стороне пруда располагается бывшая усадьба Зотова-Тарасова (Горького, 23). По одной из версий, здание было построено, по другой - куплено и перестроено в 1819 - 1821 гг. Григорием Федотовичем Зотовым. Авторство приписывают архитектору М.П. Малахову.

Г.Ф. Зотов был крепостным, но благодаря своему таланту сделал головокружительную карьеру - стал управляющим Верх-Исетского горнозаводского округа. На этом посту он принес своему владельцу, корнету Алексею Ивановичу Яковлеву, столь ощутимую прибыль, что благодарный заводчик дал ему вольную. В 1824 г. во время визита в Екатеринбург император беседовал с Зотовым и был поражен его умом. К тому времени Г.Ф. Зотов уже был управляющим Кыштымских заводов наследников купца Льва Ивановича Расторгуева, среди которых был и сын Зотова - Александр. За злоупотребления, допущенные на этом посту, в том числе и за организацию убийства двух рабочих, Г.Ф. Зотов и один из совладельцев Кыштымского округа П.Я. Харитонов были сосланы в 1837 г. в финский город Кексгольм.

Дом на берегу пруда отошел в казну, а затем был куплен екатеринбургским купцом Саввой Лукичем Тарасовым (1801 - 1872). Новый владелец перестроил здание, придав ему столь нарядный вид, что всю набережную, на которой он стоял стали величать Тарасовской.

В ансамбль входят главный дом, два боковых флигеля и ограда. Состав и расположение построек характерны для архитектуры усадеб русского классицизма и основаны на композиционных схемах «образцовых» проектов. Каменный двухэтажный главный дом усадьбы и правый флигель во второй половине 19 века получили новое убранство фасадов в стилевых формах эклектики.

В Советские времена в Тарасовском особняке располагался Дом учителя. После сильного пожара здание несколько лет пустовало, ходили слухи об отдаче его под размещение консульства США. Но после больших восстановительных работ усадьба Зотова-Тарасова была превращена в резиденцию губернатора Свердловской области.

Усадьба - один из ценных образцов архитектуры классицизма в застройке центра Екатеринбурга.

Несколько усадеб располагается по улице Пушкина, по которой экскурсионный автобус выезжает на улицу Малышева. Тихая улица Пушкина (бывшая Соборная) - прибежище екатеринбургского чиновничества (служащим канцелярий, судя по описи 1889 года, принадлежало большинство расположенных здесь усадеб) - все больше втягивалось в деловую и коммерческую жизнь города. Часть помещений на усадьбах, а иногда и целиком первые этажи усадебных домов охотно сдавались внаем - под модные и часовые магазины; чулочные, шляпные, белошвейные мастерские.

Обратим внимание на дом Уварова, который имеет на исторических панорамах улицы Пушкина чисто классицистический облик. В начале 20 в. дом был перестроен в стиле эклектики.

Дом Г.В. Уварова (Пушкина, 4) построен в 1880-1890-е годы, перестройка 1900 года осуществлялась по проекту Ю.О. Дютеля. Он является частью застройки одной из улиц городского центра Екатеринбурга, состоящей в основном из доходных домов. Дом чиновника Г.В. Уварова не является в этом смысле исключением. По описанию 1889 года, эта усадьба состояла из каменного двухэтажного дома с мезонином, служб и избы. На усадьбе располагались модный магазин, заведение минеральных вод и чулочная мастерская.

Предпринятая Ю.О. Дютелем перестройка дома кардинально изменило его прежнюю классицистическую композицию. Дом утратил мезонин и приобрел протяженность. Появилась въездная арка во двор, по оси которой водружен декоративный купол. Главный фасад, чье убранство относится к стилевым формам эклектики, характеризуется однородностью членений поэтажными рядами окон.

Экскурсионный автобус сворачивает направо и следует по улице Малышева до пересечения с улицей 8 Марта.

На бывшем Покровском проспекте - улице Малышева присутствует несколько ценных образцов усадебной архитектуры XIX века. Остановимся около знаменитого Дома Поклевского-Козелл, где располагается Историко-краеведческий музей.

Дом А.Ф. Поклевского-Козелл (Малышева, 46/1), строился в 1870 - 1880-е годы при возможном участии архитектора М.Л. Реутова. Этот крупный, представительный по внешнему облику дом - современное здание Областного краеведческого музея - хорошо известен горожанам. Но мало кто знает, что он был лишь частью одной из крупнейших городских усадеб второй половины 19 века. Каменный двухэтажный дом с мезонином расположен вблизи от Каменного моста и по соседству со зданием городской управы. Участок, занимаемый усадьбой, имел большую по площади территорию между бывшими улицами Госпитальной и Дубровинской. Застройка усадьбы велась в течение длительного времени, о чем свидетельствует архивная документация. В 1886 году дом еще не был достроен, что зафиксировано в протоколах екатеринбургской городской Думы за этот год.

Хозяин усадьбы - Альфонс Фомич Поклевский-Козелл (1810 - 1890) - был крупным золото- и горнопромышленником, одним из основателей асбестовой промышленности на Урале и водочным магнатом. По своему происхождению он считался литовским дворянином, хотя в его жилах текла и кровь русских дворян Козловых, некогда переселившихся на территорию былого польско-литовского государства Речи Посполитой.

После смерти промышленника был создан Торговый дом «Наследники А.Ф. Поклевского-Козелл, который возглавил сын основателя династии Викентий (1853 - 1929). Помимо предпринимательской деятельности он занимался благотворительностью и таким образом внес вклад в культурную жизнь Екатеринбурга. В.А. Поклевский-Козелл оказал помощь в организации Сибирско-уральской промышленной выставки и созданию библиотеки имени В.Г. Белинского, был избран почетным членом УОЛЕ (Уральского Общества Любителей Естествознания), с его помощью строился екатеринбургский костел.

В 1919 г. семейство Поклевских-Козелл покинуло Екатеринбург вместе с белыми. Викентий Альфонсович Поклевский-Козелл умер в эмиграции - в Польше, стране, из которой его отца в свое время выслали за участие в борьбе против власти Российской империи.

В плане усадьбы дом занимает угловое положение. Главным фасадом он обращен на Покровский проспект. В композиции использована классицистическая форма объема с центральным мезонином и строго симметричная схема членения уличных фасадов. Однако гипертрофированно крупный масштаб постройки и ее фасадный декор свидетельствует о принадлежности дома к культуре эклектики. Отделка фасадов включает рустовку, лепнину наличников, междуэтажный пояс с подоконными филенками и тяжелые по формам венчающие фронтоны с розетками. Главный вход в дом оформлен металлическим козырьком-балдахином на чугунных столбиках с ажурными решетками. Рядом с главным домом были построены флигель, службы и водочный завод с лавками и складами. За респектабельным фасадом дома с мезонином, построенного в подражание дворянским домам эпохи классицизма, находился сложный хозяйственный и производственный комплекс усадьбы бывшей Торговой стороны города.

В революционные годы (1917 - 1918) в Доме Поклевского-Козелл находился Совет рабочих и солдатских депутатов. В настоящее время в этом красивом здании находится один из старейших музеев Екатеринбурга.

Экскурсионный автобус сворачивает в так называемую «заповедную зону», на улицу 8 Марта, где расположен целый ряд старинных особняков, многие из которых являются памятниками архитектуры и охраняются государством. Обратим внимание на самые яркие и значительные памятники.

Дом Яковлевых - А.Е. Борчанинова (8 Марта, 18) строился в 1859 - 1900-е годы. Усадебный дом возведен в 1859 году по проекту К.Г. Турского. По описанию 1889 года, каменный двухэтажный дом был частью усадьбы - со службами, баней и крупчаточными лавками, - принадлежавшей наследникам владельца Верх-Исетского заводского округа, знаменитого «миллионщика» Саввы Яковлева. Предположительно, в начале ХХ века дом был приобретен А.Е. Борчаниновым - промышленником, владельцем самой крупной мельницы в Екатеринбурге, и тогда же перестроен, приобретя облик респектабельного городского особняка.

Известный писатель Павел Петрович Бажов писал о екатеринбургском купце Александре Ефремовиче Борчанинове: «Этот был уже из «сюртучных купцов», но образования он не имел. Освоив галстук и шляпу, Борчанинов имел еще совсем примитивный вкус. Об этом говорят на всю Уктусскую улицу кариатиды в виде рослых кучеров, которыми был украшен новый дом этого купца».

Дом под номером 18, который упоминает Бажов, и поныне украшает улицу 8 Марта (бывшую Уктусскую улицу), эффектно напоминая о некогда кипучей предпринимательской деятельности его бывшего хозяина. Особняк Борчанинова - типичный образец богатого купеческого дома второй половины 19 века. Главный фасад кирпичного оштукатуренного здания обильно декорирован лепными украшениями. Вход акцентирован скульптурой в виде двух атлантов, поддерживающих козырек.

Александр Борчанинов родился в семье крестьянина-единоверца, уроженца Аятской волости Екатеринбургского уезда, Ефрема Ивановича Борчанинова, промышлявшего в Екатеринбурге организацией строительных подрядов. Со временем Ефрем Иванович приписался к екатеринбургскому мещанству, о котором иногда говорили, что оно активно занимается торговлей и промыслами, но редко выбивается из нищенского состояния.

Возможно, поэтому сын отказался от отцовского занятия и полностью сосредоточиться на мукомольном бизнесе, одном из наиболее прибыльных в Уральском регионе. Ему пришлось столкнуться с сильнейшей конкуренцией со стороны многочисленных исетских мукомолов. Понимая, что в одиночку не выстоять, Александр Ефремович умело маневрировал, создавая совместные фирмы, а затем и женился на Клавдии Грачевой, дочери одного из крупнейших и опытнейших исетских мукомолов. В 1896г. А.Е. Борчанинов приписался к купеческому сословию, а затем вместе с тестем учредил товарищество «С.И. Грачев и А.Е. Борчанинов», которое занималось мукомольным производством и торговлей крупчаткой. Фирма имела торговые заведения в Екатеринбурге, Перми и других городах. Продукция фирмы была отмечена золотыми медалями на выставках в Париже (1900 г.) и Брюсселе (1905 г.). Ярким доказательством успеха А.Е. Борчанинова служит грандиозное здание мукомольной мельницы, расположенной напротив городского железнодорожного вокзала.

Александр Борчанинов активно участвовал в городской общественной жизни: сотрудничал с органами городского и земского самоуправления, был членом различных попечительских советов. За неоднократные пожертвования был избран почетным членом благотворительного общества.

Дом Яковлевых-Борчанинова вплотную примыкает к соседним постройкам, имеет глухие боковые стены и развивается в затесненное внутриквартальное пространство. Главный восточный фасад бросается в глаза пластичными формами своего убранства. Новшеством является введение в фасадный декор скульптуры - фигурок атлантов, фланкирующих главный вход, амуров на центральном декоративном фронтоне. Основные детали фасадного убранства - разорванные фронтоны, картуши, лепные гирлянды и растительная орнаментика - характерны для стилевых форм «необарокко».

По адресу 8 Марта, 28 / Радищева, 2 располагается Дом Е.И. Первушина (здание уездного казначейства), который датируется 1906 годом. Дом Первушина построен по проекту архитектора П.А. Заруцкого. Здание являлось частью большой купеческой усадьбы. В течение второй половины 19 века усадьба перестраивалась. В 1906 году новый дом был заказан известному столичному зодчему. Г-образный объем дома занял угловое положение и замкнул границу квартала. Композиция дома построен на преобладании вертикальных членений - вытянутые пропорции углового эркера, пилястры, венчающие фронтоны, высокие «барочные» купола. Дом выделяется нарядным фасадным убранством с «барочной» лепниной и деталями стилистики модерна.

Предпринимательская династия Первушиных, широко известная на Среднем Урале в конце XIX - начале ХХ вв., принадлежала к новой волне екатеринбургских купцов, порожденных реформаторской политикой Александра Второго.

История купеческого рода Первушиных начинается с крепостного крестьянина Ивана Диомидовича Первушина, уроженца Ярославского уезда Ярославской губернии. И.Д. Первушин, родившийся около 1820 г., уже в 1840-х годах появился в Екатеринбурге, где стал заниматься различными подрядами, а позднее перешел на торговлю хлебом. У Ивана Диомидовича было три сына: Степан, Евгений и Федор. Ф.И. Первушин перешел в камышловские купцы, а семьи двух других братьев Первушиных имеют прямое отношение к истории Екатеринбурга.

Делая выбор предпринимательской ориентации, сыновья Ивана Первушина остановили свой выбор на мукомольном деле. Растущее население уральских городов испытывало острую потребность в хлебопродуктах. Спрос подстегивался открытием все новых винокуренных , пивоваренных заводов, булочных и кондитерских, пряничных и конфетных заведений. Именно по этой причине Первушины и выбрали торговлю зерном и хлебом, а также мукомольное дело. Подобный выбор был сделан и многими другими начинающими предпринимателями. На реке Исеть стали одна за другой появляться мельницы, и возник «Исетский мукомольный район». Со временем большинство исетских мукомолов оказались жителями Уктусской улицы Екатеринбурга, и результатом этого стало появление нового термина Екатеринбургский мукомольный район.

Далее экскурсионный маршрут проходит через улицу Куйбышева (бывший Сибирский проспект), где расположены усадьбы купцов Рязановых, на характеристике которых стоит остановиться подробнее. В списках домовладельцев в ХХ веке часто встречались одни и те же фамилии. Большие семьи, с разветвленными родственными связями, предпочитали селиться неподалеку друг от друга. Отделялись выросшие дети, прикупались новые земельные участки, и строились новые дома. Так возникали «кусты» фамильных усадеб. Ранее других, еще в первые десятилетия ХХ века, в районе пересечения Златоустовской улицы с Сибирским проспектом, выделилась так называемая «рязановская площадка» - место, связанное с династией купцов-старообрядцев Рязановых.

Так называемый большой рязановский дом (Куйбышева, 40-42) начал строить Терентий Меркурьевич Рязанов (1776 - 1828) в 1815-1818гг. Сначала дом был одноэтажный. Достраивал его сын Терентия Аникий (1800 - 1857). В это время и был возведен существующий поныне двухэтажный дом, в строительстве и отделке которого принял участие М.П. Малахов. Позднее к дому была пристроена оранжерея (по проекту архитектора Турского) и разбит сад. К концу пятидесятых годов усадьба была полностью готова. В ее композиции выделялась центральная часть - комплекс жилых и вспомогательных построек, самые представительные из которых - главный дом и флигели - были вынесены на красную линию улицы - в соответствии с градостроительными принципами начала XIX в. Эта часть усадьбы носила светский характер, внутренняя же была функциональна: с обширными огородами, хозяйственными постройками, соединенными между собой крытыми переходами и навесами. Дом и два флигеля, высокая ограда с массивными воротами скрывали двор со стороны улицы, пряча от посторонних глаз жизнь купца-старообрядца.

Аникий Терентьевич Рязанов - владелец золотых приисков, медных и свинцовых рудников - был в Екатеринбурге личностью известной и два раза избирался городским головой (главой администрации города). Д.Н. Мамин-Сибиряк называл его «первым королем золотого дела», умевшим «крепко держать в руках нажитые миллионы». «Золотые» деньги тратились широко: когда сын Т. Зотова женился на дочери А. Рязанова, «зотовская» свадьба длилась целый год - город гулял.

После революции в большом доме размещался детский дом, затем автошкола, потом долго были коммунальные квартиры, тогда и хозяйственные постройки использовались под жилье. Дом перекраивался и перестраивался, обрастал пристройками, наконец, сильно пострадал при прокладке трамвайной линии по улице Куйбышева: при сооружении насыпи его просто засыпали, он врос в землю. Правда, в 1968г., была сооружена подпорная стена вдоль главного фасада, но она не спасла положения.

Большой рязановский сад был очень богат, ему были присущи черты, свойственные садово-парковому искусству классицизма первой половины 19в. Там высаживались редкие породы деревьев, а до реки шли широкие дубовые аллеи. К сожалению, сад не сохранился.

Внешний вид большого рязановского дома отличался классической ясностью, стройностью и простотой отделки - это было свойственно лучшим екатеринбургским строениям первой половины 19в.: монолитные массивы стен и оград, ажурные решетки, ограждения балконов, колонные портики - это и сегодня производит впечатление.

Вторая усадьба - малый рязановский дом (Куйбышева, 63) - строилась в 1830-1840гг. и принадлежала Якиму Меркурьевичу Рязанову, родному брату Терентия и дяде Аникия. Автор главного здания - М.П. Малахов, дом сразу узнается как Малаховский (достаточно вспомнить усадьбы главного горного начальника и главного лесничего, виденные нами ранее). Усадьбы являются в архитектурном отношении образцами русского классицизма 19в. и в то же время - типичными екатеринбургскими усадьбами: основное здание, за ним сад, двор и весь набор хозяйственных построек. Главный дом - двухэтажный кирпичный особняк с мезонином, четырехколонными портиками, лепными украшениями производил впечатление уютного жилища. Усадьба малого рязановского дома была небольшой, и сад был невелик, зато по саду протекала речка, и было устроено искусственное озеро.

Яким Меркурьевич Рязанов (1775 - 1849) был очень уважаемым в Екатеринбурге человеком, трижды избирался городским головой, занимал и другие выборные должности. Он первым из уральских купцов приступил к поискам, а затем и разработке сибирского золота, а до этого торговал скотом, мясом, железом, животными жирами во многих российских городах. По свидетельству писателя П.М. Мельникова-Печерского, Я.М. Рязанов «принимал значительное участие в делах Российско-Американской кампании».

В малом рязановском доме долгое время были коммунальные квартиры, но в последние советские годы дом был передан Уральскому отделению Академии наук СССР; Академия начала реставрационные работы, дом помолодел, приобрел свои прежние классические очертания, появилась кирпичная ограда со сквозными арками, заполненными ажурными решетками, но теперь безупречные фасады разрушаются снова. В былые времена рязановские дома соединялись подземным коридором. Жители коммунальных квартир, располагавшихся в особняках, неоднократно видели в подвалах под домами и сараями таинственные ходы с выложенными кирпичом стенами. По одной из версий, ход соединял усадьбы и со Свято-Троицкой церковью, которую называли Рязановской. В настоящее время церковь практически восстановлена. А дом Якима Рязанова пребывает в заброшенном состоянии, сохранились ворота, конюшня, несколько садовых деревьев; пруд и речка засыпаны.

В памятниках такого уровня, как дома Рязановых, тип старинной Екатеринбургской усадьбы классицизма представал во всем своем парадном великолепии.

Далее экскурсионный автобус сворачивает на улицу Розы Люксембург (бывшая Златоустовская), где также сохранились ценные образцы городской усадебной архитектуры XIX века. Когда-то здесь царила особая атмосфера уюта и тепла домашних очагов. Усадьбы и особнячки - каменные и деревянные, построенные с одинаковой тщательностью, с любовью к мелочам, украшающим быт - сформировали самобытную среду этого района города. Нигде больше в городе архитектура старинных жилых домов не представлена с такой полнотой: от парадных монументальных усадеб классицизма до небольших обывательских домов, которые, пусть не так громко, как признанные памятники, также заявляли о принадлежности к зодчеству Екатеринбурга и вносили свои оттенки в красочную палитру его стилей. Остановимся напротив одной из самых красивых и известных в городе - усадьбы А.А. Железнова.

Усадьба Железнова (Р.Люксембург, 56) созданная в 1892-1895 годы, по проекту архитектора А.Б. Турчевича, расположена в ряду усадебной застройки улицы, занимая обширный участок с садом. Дата окончания строительства указана на флюгере здания. В состав сооружений входят главный дом, флигель, ограда с воротами и фонтан в саду. Каменный дом продольной стороной обращен на улицу. Композиция основана на разработке мотивов древнерусского теремного зодчества - с живописными силуэтами разновысоких объемов под высокими кровлями. Главный фасад асимметричен, его членения построены на контрасте горизонтальных и вертикальных элементов. Доминирующая вертикаль - башня с высоким шпилем - оформляет главный вход. В убранстве дома использованы формы «русского» стиля. В композицию ограды и ворот включена кованая решетка с геометрическим и растительным орнаментом.

Владельцем этой усадьбы был предприниматель Алексей Афиногенович Железнов. Он родился в 1854 г. в мещанской семье, образование получил домашнее; участвовал в русско-турецкой войне 1877 -1878 гг. За храбрость отмечен боевыми наградами: знаком «Высшей доблести» и Черногорским Серебряным Крестом. Предположительно, он воевал в кавалерии, о чем свидетельствует его лихая выправка и оставшееся на всю жизнь увлечение коневодством и конными бегами. А. Железнов неоднократно участвовал на ипподромных скачках в Екатеринбурге, в других городах Урала, ездил даже в Петербург. Он был вице-президентом Екатеринбургского общества поощрения конского бега.

Дом на Златоустовской улице он, по одной версии, построил сам, по другой - купил уже готовым. И то и другое было под силу очень состоятельному человеку. Железнов не только был служащим акционерной компании, но активно занимался предпринимательством. Доход приносили крупный золотой прииск в Енисейской губернии, несколько мелких приисков, которыми Железнов на долевом участии владел в Оренбургской губернии, угольные копи в Казахстане. А.А. Железнов был активным участником общественной жизни города и края. С 1905 г. он являлся почетным членом УОЛЕ.

У Железнова была большая семья: три сына и дочь. Для своей жены Марии Алексей Железнов приобрел оранжерею, затем открыл магазин с большим выбором элитных сортов роз, хризантем, других цветов из лучших питомников России, Франции, Италии. Железновы были и театралами: в новом оперном театре завели персональную ложу, что было очень модно.

Летом 1919 г., когда в очередной раз менялась власть, семья Железновых уехала с Колчаком, и след ее теряется где-то в Томске.

Усадьба Железнова - уникальный образец крупной городской усадьбы в «русском» стиле, она не имеет аналогов в архитектуре Урала и близка образцам столичных городских особняков конца XIX века. Сейчас в этом здании располагается Институт истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук.

Далее экскурсионный маршрут проходит по улице Декабристов, бывшему Александровскому проспекту, где также сохранилось несколько образцов усадебной архитектуры 19 века. Остановимся напротив бывшей усадьбы Казанцевых.

Усадьба купцов Казанцевых (Декабристов, 36-38), построенная в 1820-1824 годы, расположена, вблизи реки Исеть и Царского моста. Усадьба принадлежала старообрядческой семье купцов-золотопромышленников. В состав усадьбы входили два жилых каменных дома - трех- и двухэтажный, а также ограда с воротами. Прямоугольный усадебный участок вытянут в глубину квартала. На нем, позади домов, находились дворы с хозяйственными постройками и сад, выходящий на берег реки. По красной линии бывшего Александровского проспекта оба дома образуют единый фронт с размещенными между ними воротами и оградой.

Двухэтажный дом и ограда с воротами возведены по проекту архитектора М.П. Малахова. Одновременно был построен угловой трехэтажный дом - первое частное заведение в городе высотою более трех этажей. Его автор не установлен.

По происхождению, источникам существования, конфессиональной принадлежности (старообрядцы, потом единоверцы), социальной роли, культурно-бытовому облику и прочим характеристикам Казанцевы являлись типичными представителями верхнего слоя уральского купечества XIX века. Государственные крестьяне (с 1760 г. - приписные) Казанцевы уже в середине XVIII века занимались торговлей и промыслами, специализировались на обработке продукции животноводства, от чего генерация екатеринбургских предпринимателей, к которой принадлежали Казанцевы, получила впоследствии прозвище «сальники». Затем Казанцевы записались в купечество, перебрались в Екатеринбург, построили здесь промышленные предприятия (салотопенные, свечной, кирпичные заводы, бумажную фабрику), владели речными судами и многочисленными лавками, вступали в подряды, торговали своей продукцией. Во второй половине 1820-х гг. Казанцевы обратились к золотопромышленности и быстро стали одними из крупнейших предпринимателей этой отрасли, сохраняя интересы в традиционных сферах своей деятельности. Представители фамилии Казанцевых на протяжении более чем векового периода играли руководящую роль в старообрядческих, а затем единоверческих общинах не только Екатеринбурга, но и всего урало-западносибирского региона. Они постоянно занимали ключевые посты в городском самоуправлении Екатеринбурга. В 1840-х гг. Казанцевы получили звание потомственных почетных граждан.

Усадьба Казанцевых - один из немногих сохранившихся в Екатеринбурге образцов компактной городской усадьбы эпохи классицизма.

Экскурсионный автобус движется по улице Чапаева (бывшей Архиерейской), одной из самых красивых и благоустроенных улиц в Екатеринбурге в XIX веке. Здесь сохранилась уникальная усадебная застройка. Три усадьбы по нечетной стороне Архиерейской - коллежского советника М.А. Нурова, купца П.М. Ошуркова и купеческого семейства Давыдовых - вместе составили редкостный по своей архитектурной целостности фрагмент улицы. Устройство усадеб имело общие черты - дом, поставленный по красной линии улицы, а за ним дворы с хозяйственными постройками и сады, спускавшиеся к реке.

Усадьба Т.А. Нурова (Чапаева, 1), построенная в первой половине 19 века, открывает перспективу уникального комплекса усадеб (Нурова, Ошуркова, Давыдова), построенных в подражание дворянским по нечетной стороне бывшей Архиерейской улицы. Усадьбы обладают единством архитектурного облика - компактностью планировки участка, вытянутого в глубину квартала, небольшим по протяженности уличным фронтом, размещением дома во главе участка, за которым располагались двор со службами и сад, раскрытый на реке Исеть. По описанию 1889 года, усадьба Нурова состояла из деревянного оштукатуренного дома, каменного двухэтажного флигеля, служб, сада и оранжереи.

Дом занимает угловое положение. Его фасады сохранили некоторые черты классицизма. Но наиболее ярко они выражены в оформлении сбегающей к берегу глухой ограды. Последняя отмечена четким ритмом арочных ниш и колонн тосканского ордера. В убранстве фасадов здания присутствуют и формы эклектики, особенно ярко выраженные в лепном декоре наличников окон.

Усадьба П.М. Ошуркова (Чапаева, 3) относится к первой половине XIXвека. Каменный двухэтажный дом с мезонином акцентирован портиком, выступающим на красную линию улицы. Коринфский портик главного фасада, ионические портики боковых, в сочетании с лепными наличниками окон, представляют смешение классицистических форм с деталями «барочного» декора.

Смешение стилей отразилось и в композиции каменных ворот, симметрично фланкирующих дом с обеих сторон. Композиция ворот, примыкающих к левому крылу дома, типична для классицизма своими строгими формами. Ворота, связанные с правым крылом, монументальны, обильно украшены лепниной и ажурными решетками.

Усадьба Давыдовых (Чапаева, 5), также построена в первой половине 19 века. Каменный двухэтажный дом с мезонином имеет строго симметричную композицию, схема которой типична для классицизма. Она пластически обогащена массивными пилястрами с каннелюрами на центральном ризалите, широким междуэтажным поясом с меандром, многочисленными лепными украшениями. Особенно крупные детали расположены в простенках мезонина. Некоторая перегруженность декором искупается тщательностью его рисунка и исполнения. Декор умело вписан в классицистическую композицию фасада, не нарушая его основных членений. По стилевым формам дом Давыдовых обозначает определенный переходный период от классицизма к эклектике.

Основой композиции домов Ошуркова и Давыдова - выработанный архитектурой русского классицизма тип двухэтажного дома с мезонином. Оба дома имеют классическую схему членения фасадов, украшены портиками с колоннами и пилястрами. Но и эклектика получила в них свое выражение, правда, в достаточно тактичной форме.

Архиерейская была «жилой» улицей, здесь как и на Златоустовской, селились семьями. Например, Нуровы кроме большой угловой усадьбы, владели еще двумя. Имел по усадьбе и каждый из трех братьев купеческой семьи Ошурковых. Не только импозантный дом П.М. Ошуркова, но и два других - Е.М. Ошуркова и М.М. Ошуркова - памятники архитектуры.

Далее экскурсионный автобус следует по улице Большакова на улицу Белинского и выезжает по ул. Декабристов на улицу Луначарского, где находится еще одна известная в городе усадьба, принадлежавшая архитектору Михаилу Павловичу Малахову. Усадьба архитектора М.П. Малахова (ул. Луначарского, 173-а) - это не только одно из его творений, но и оставшийся потомкам своеобразный мемориал - память о выдающемся уральском зодчем. На характеристике этого экскурсионного объекта следует остановиться более подробно.

М.П. Малахов, приехав в Екатеринбург в феврале 1815 года, решил поселиться на живописной окраине города, на возвышенном месте вблизи соснового бора. Здесь, на улице Васенцовской (ул. Луначарского), он и прожил до конца своих дней. После смерти М.П. Малахова в 1842 году его наследники стали сдавать дом под квартиры внаем. Усадьба постепенно теряла свой первоначальный вид, а столетие спустя от нее остался только главный двухэтажный дом из дерева, оштукатуренный под камень, который в 20-х годах нашего столетия еще находился в хорошем состоянии. Тем не менее, время и суровый климат нанесли непоправимый ущерб деревянным конструкциям дома, и в конце 60-х годов он стал непригодным для дальнейшей эксплуатации. Кроме того, портик, выступающий за красную линию застройки новой улицы Луначарского, был разобран, постепенно разрушались декоративные детали и конструктивные элементы. Поскольку невозможно было сохранить дом в первоначальном виде и на прежнем месте, в 70-х годах была построена точная его копия (в каменном исполнении) в глубине квартала.

Территория усадьбы в первой половине XIX века была достаточно обширной. На участке размещался главный дом, двор со службами, парк с живописным прудом, огород, цветник. Расположение дома на красной линии улицы, в северо-западном углу участка, повлекло за собой асимметрию композиции всей территории. Пруд, образованный на речке, по диагонали пересекавшей усадьбу, явился естественной границей двух ее частей - двора с хозяйственными постройками и парка, раскинувшегося к юго-востоку от дома. Для восточной части парка, которая примыкала к его двору и окружала пруд, архитектор использовал естественный лесной массив, создающий живописный фон для изящного объемного дома. Внешний облик его напоминал "загородную итальянскую виллу с бельведером по общей композиции в духе Палладио".

Это компактная двухэтажная постройка, увенчанная в центре круглым бельведером-ротондой, выполненная из дерева, но оштукатуренная снаружи и изнутри, украшенная рустовкой и лепными деталями, производила впечатление каменной. Подобная отделка деревянного здания штукатуркой "под камень" - прием, часто встречающийся в постройках русского классицизма. Даже знаменитый Останкинский дворец в Подмосковье был выполнен из дерева, не говоря ужу о многочисленных дворянских усадьбах, разбросанных в пригородах российских городов.

Архитектура дома М.П. Малахова отмечена стилевым единством. В объемной композиции учтены специфические особенности постановки здания на открытом, далеко обозримом участке - отсюда его четкая центрическая композиция, скульптурная форма, построенная на сочетании статичного основания со сложным ритмом ступенчато растущих вверх скатных кровель, замыкающимся куполом бельведера. Композиция дома определила и внутреннюю планировку помещений, которая была построена на пересечении двух главных осей и отразила ярусное убывание объема здания снизу вверх.

Декоративные детали, украшающие фасады дома, подчеркивают, выделяют центральную часть здания. Фронтоны богато украшены лепным орнаментом, а пространство между колоннами портика забрано на уровне первого и второго этажей нарядной кованой решеткой балконов. Эта же решетка образовала и ограждение лоджии, находящейся в нише восточного дворового фасада. Среди лепных деталей выделяется многократно повторяющийся мотив - лира в сочетании с рабочими инструментами зодчего.

Главная особенность композиции усадьбы - ее интимность и близость к природе, в сочетании с выносом главного дома на красную линию улицы и размещением хозяйственных построек в глубине двора. Дом усадьбы отмечен оригинальным конструктивным решением, а художественная выразительность здания достигнута искусно распределенными акцентами, хорошо найденными пропорциями всех членений, тонкой прорисовкой деталей и профилей.

Далее по улице Малышева экскурсионный автобус выезжает на улицу Карла Либкнехта (бывший Вознесенский проспект), где расположено несколько исключительных памятников городской усадебной архитектуры. (Приложение 4). Особенно выделяются Дом-музей Метенкова и уникальный архитектурный ансамбль - усадьба Расторгуева-Харитонова.

Дом В.Л. Метенкова (К. Либкнехта, 36 / Первомайская, 22). Владельцем дома был известный на Урале фотограф-художник Вениамин Леонтьевич Метенков, член Русского Императорского географического общества, участник международных, общероссийских и уральских выставок, автор альбомов и открыток с видами Урала и Екатеринбурга.

Полукаменный двухэтажный дом - часть усадьбы Метенкова, занимающей угловой участок на перекрестке бывших Вознесенского проспекта и Клубной улицы. В 1898 году к дому было пристроено фотоателье (по проекту архитектора Ю.О. Дютеля) на основе дома, ранее принадлежавшего купцу Н.А. Бархатову.

Объем Г-образного здания вынесен на красную линию уличной застройки. Главным западным фасадом дом обращен на проспект. По центру фасада, с нечетным числом окон, расположен балкон с кованой решеткой. Однако симметрия фасада нарушена боковым расположением входа в правом крыле. Портал входа оформлен массивными пилястрами с каннелюрами, замковым камнем и треугольным фронтоном.

Усадьба Расторгуева-Харитонова (К. Либкнехта, 44) - крупнейший в Екатеринбурге усадебно-парковый ансамбль в стиле классицизма. Строился в несколько этапов - с 1794 по 1799 год и в течение первой трети XIX века. В строительстве принимал участие известный уральский зодчий М.П. Малахов.

Усадьба расположена на высоком месте Вознесенского холма и занимает весь его северный склон, имеющий активный перепад рельефа.

Корпуса главного дома и флигелей сгруппированы относительно парадного и хозяйственного дворов. Состав построек усадьбы: главный дом, занимающий угловое положение, три флигеля, объемы-вставки, ворота, в том числе и парадные, ограды, корпус конюшен. Ансамбль отличается монументальностью и парадностью, живописным разнообразием форм, использованием торжественных ордерных композиций классицизма - портиков, колоннад, арок.

Парк, пространственно-планировочная композиция которого довершает ансамбль усадьбы, был заложен позднее: разрешение на него получено в 1826 году. В парке были разбиты аллеи, созданы искусственное озеро и насыпные холмы, возведены малые архитектурные формы - гроты, беседки, беседка-ротонда. Ландшафтная архитектура сочетает принципы регулярного и живописного парка.

Усадьба Расторгуева-Харитонова - самый выдающийся и роскошный усадебно-парковый ансамбль Екатеринбурга. До сих пор поражает великолепие - воистину дворцовый уровень главных построек усадьбы, демонстрирующих все богатство форм архитектуры зрелого классицизма. Усадьба Расторгуева-Харитонова может стать темой отдельной экскурсии.

После рассказа об этой усадьбе экскурсантам дается возможность ее осмотреть. Затем экскурсионный автобус следует на площадь 1905 года, где завершается экскурсия.

Таким образом, отметим, что композицию екатеринбургских усадеб, несмотря на разницу в размерах и планировке, объединяют особенности архитектурно-планировочного построения: сочетание прогрессивных архитектурных приемов с традиционными особенностями устройства жилища, связанного с бытовым укладом того времени.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Агеев С.С., Микитюк В.П. Рязановы - купцы екатеринбургские. - Екатеринбург: УрО РАН, 1998.
  2. Александрова А.Ю. Международный туризм: Учебное пособие для вузов. - Москва: Аспект Пресс, 2001.
  3. Алферов Н.С. Зодчие старого Урала. - Свердловск, 1960.
  4. Алферов Н.С., Белянкин Г.И., Козлов А.Г., Коротковский А.Э. Свердловск: Строительство и архитектура. - Москва, 1980.
  5. Бердников Н. Город в двух измерениях. - Свердловск, 1976.
  6. Берсенева А.А. Городские усадьбы Екатеринбурга // Урал, 1973, № 10.
  7. Берсенева А.А. Облик города. // Урал, 1976, № 8.
  8. Вериков А. В усадьбе Железнова. // Республика. 1.10. 1994.
  9. Вериков А. Терема на Исети. // Областная газета. 27.04. 1994.
  10. Весновский В. Екатеринбург в прошлом и настоящем. Историко-статистический очерк. - Екатеринбург, 1998 (по изданию 1903г.).
  11. Владимирский Д. Домик на улице Луначарского. // На смену. 4.02. 1969.
  12. Владимирский Д. Рязановский особняк. Памятники архитектуры в г. Свердловске. // Вечерний Свердловск. 1.06. 1969.
  13. Волков Ю.Ф. Введение в гостиничный и туристский бизнес. - Ростов на Дону: Феникс, 2003.
  14. Володихин И. Архитектурный стиль. - Санкт-Петербург, 1998.
  15. Гладкова И. 25 екатеринбургских тайн. - Екатеринбург: Уральское издательство, 2003.
  16. Горловский М.А. Горный город Екатеринбург (1803 - 1863): Краткий очерк. - Свердловск, 1948.
  17. Горшкова Г.И. Актуальные проблемы музейного дела РСФСР. - Москва, 1987.
  18. ГОСТ Р 50690-2000. Организация туристической деятельности. Туристские услуги. Общие требования.
  19. ГОСТ Р 51185-98. Туристские услуги. Средства размещения. Общие требования.
  20. Евдокимов Н. Дворцовые страдания. // На смену. 1.10 1989.
  21. Емельянов Б.В. Профессиональное мастерство экскурсовода: Учебное пособие. - Москва: ЦРИБ "Турист", 1986.
  22. Емельянов Б.В. Экскурсоведение. Москва: ЦРИБ "Турист", 1992.
  23. Захаров С.А. Это было недавно... Записки старого свердловчанина. - Свердловск, 1985.
  24. Звагельская В.Е. Архитектура и градостроительство Урала. - Свердловск, 1988.
  25. Злоказов Л.Д., Семенов В.Б. Старый Екатеринбург. - Екатеринбург: ИГЕММО "Lithica", 2000.
  26. Ильина Е.Н., Зорина Г.И. Основы туристской деятельности. - Москва: Советский спорт, 2002.
  27. Каптиков А.Ю. Архитектура Урала (17-19вв.). - Екатеринбург, 1997.
  28. Кильпе Т.Л. Основы архитектуры. - Москва: Высшая школа, 2002.
  29. Козинец Л.А. Архитектура городских усадеб Екатеринбурга первой половины 19 века. - Москва, 1981.
  30. Козинец Л.А. Каменная летопись города: Архитектура Екатеринбурга 18-20вв. -Свердловск: Средний Урал, 1989.
  31. Кротова Е.Л. Рекреационно-туристский комплекс региона: теория и практика реформирования. - Екатеринбург: УрО РАН, 2001.
  32. Кузнецов С. Свидание назначаем у ротонды. // На смену. 20.08. 1987.
  33. Лещинский А. Экскурсия как общение. // Музей и современность № 2. - Москва, 1976.
  34. Лотарева Р.М. Города-заводы России: 17 - первая половина 20 века. - Екатеринбург: издательство Уральского университета, 1993.
  35. Лукьянин В., Никулина М. Прогулки по Екатеринбургу. - Екатеринбург: Банк культурной информации, 1997.
  36. Мамин-Сибиряк Д.Н. Город Екатеринбург // Город Екатеринбург: очерки истории Урала. - Екатеринбург: БКИ. Вып.1, 1996.
  37. Мамин-Сибиряк Д.Н. Приваловские миллионы. - Москва: Художественная литература, 1986.
  38. Методика подготовки и проведения экскурсии: Учебное пособие. - Москва: ЦРИБ «Турист», 1979.
  39. Михайлов Е. Путешествие по старому Екатеринбургу. // Республика. 5.01. 1995.
  40. Нечаева М.Ю., Шкерин В.А. Путеводитель по старому Екатеринбургу. - Екатеринбург: издательство Дома учителя, 1998.
  41. Низовский А.Ю. Знаменитые усадьбы России. - Москва: Вече, 2003.
  42. Омельченко Б.Ф. Дифференцированный подход к обслуживанию различных групп туристов и экскурсантов: Конспект лекций. - Москва: ЦРИБ «Турист», 1987.
  43. Омельченко Б.Ф. Экскурсионное общение: познание, воспитание, отдых. - Москва, 1991.
  44. Очинян С. Куда ведут ходы? // Областная газета. 15.09. 1993.
  45. Популярная художественная энциклопедия: Архитектура. Живопись. Скульптура. Графика. Декоративное искусство. / Гл. ред. Полевой В.М. - Москва: «Советская энциклопедия», 1986.
  46. Рабинович Р.И., Низамутдинова Т.М. Улицы Свердловска. - Свердловск: Средне-уральское книжное издательство, 1988.
  47. Раскин А.Г. Архитектура классицизма на Урале. - Москва, 1986.
  48. Сидоров М. Малаховский ключ. // Вечерний Екатеринбург. 26.12. 1997.
  49. Сичинова В.А. Экскурсионная работа. - Москва, 1981.
  50. Слукин В.М. Тайны уральских подземелий. - Свердловск, 1988.
  51. Стариков А. Наследие и наследники. // Уральский рабочий. 17.08. 1988.
  52. Стариков А.А., Звагельская В.Е., Токменинова Л.И., Черняк Е.В. Екатеринбург: История города в архитектуре. - Екатеринбург: Сократ, 1998.
  53. Сутырин В.А. Екатеринбург: родной город STEP BY STEP. Путеводитель для тинейджеров. - Екатеринбург: Банк культурной информации, 2004.
  54. Торопов С. Подмосковные усадьбы. - Москва: Издательство Академии Архитектуры СССР, 1947.
  55. Требования к методической разработке экскурсии: Методические рекомендации. - Москва: ЦРИБ «Турист», 1979.
  56. Туризм, гостеприимство, сервис: Словарь-справочник / под ред. Л.П. Воронковой. - Москва: Аспект Пресс, 2002.
  57. Федеральный закон от 24 ноября 1996г. № 132 ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» // Российская газета. 3.12. 1996.
  58. Шуази О. История архитектуры. - Москва, 1937.

Приложение 1

Краткий словарь архитектурных терминов

Ампир (от фр. empire - империя) - стиль в архитектуре и искусстве трех первых десятилетий 19в., завершающий эволюцию классицизма. Ориентируясь на образцы античного искусства, ампир впитал также отдельные древнеегипетские мотивы.

Арка (от лат. arcus - дуга, изгиб) - криволинейное перекрытие проема в стене или пространства между двумя опорами (столбами, колоннами). Впервые появились в архитектуре Древнего Востока, получили широкое распространение в архитектуре Древнего Рима.

Аркада (от фр. arcade) - ряд одинаковых по форме и размеру арок, опирающихся на колонны или столбы.

Барельеф (от фр. bas-relief - букв. низкий рельеф) - вид рельефной скульптуры, в которой выпуклая часть изображения выступает над плоскостью фона не более, чем на половину своего объема.

Барокко (итал. barocco, букв - причудливый, странный) - один из главенствующих стилей в европейском искусстве и архитектуре конца 16 - середины 18 вв. Получил наибольшее распространение в странах, где особенно активную роль играла феодально-католическая реакция. Искусство барокко тесно связано с аристократическими кругами и церковью.

Бельведер (итал. belvedere - прекрасный вид) - надстройка над зданием (обычно круглая в плане); павильон, беседка на возвышенном месте.

Волюта (лат. voluta) - орнамент, скульптурное украшение в виде завитка, спирали.

Галерея (фр. galerie) - 1) длинное крытое светлое помещение, в котором одну из продольных стен заменяют колонны, столбы, длинный балкон; 2) удлиненный зал со сплошным рядом больших окон в одной из продольных стен.

Гроты (от фр. grotte,) - тип паркового помещения (иногда в виде павильона), кладка и отделка которого (ракушки, морские камни) имитируют естественную пещеру. Гроты были широко распространены в европейском садово-парковой архитектуре 17-18вв. (в России - с 18в.).

Каннелюра (фр. cannelure) - вертикальный желобокна стволе колонны или пилястры.

Классицизм - европейский архитектурный стиль 17-19вв., одной из важных черт которого было обращение к античности. Архитектуре классицизма присущи логичность планировки и геометризм объемной формы.

Колонна (фр. colonne, от лат. columna - столб) - архитектурно обработанная, круглая в поперечном сечении вертикальная опора, стержневой элемент здания, несущей конструкции здания и архитектурных ордеров.

Колоннада (фр. colonnade) - ряд или ряды колонн, объединенных горизонтальным перекрытием.

Консоль - (фр. concole) - балка, конструкция, жестко закрепленная одним концом (другой конец свободен), или часть конструкции, выступающая за опору, например, поддерживающий элемент выступающих частей здания (карниза, балкона и т.д.).

Кронштейн - (нем. Kragstein) - деталь или конструкция в виде консоли, прикрепленная к стене, колонне и т.п.; служит опорой для части здания.

Мансарда (от итал. mansarde) - помещение (преимущественно жилое) на чердаке здания, двухскатная крыша которого состоит из двух частей - верхней (пологой) и нижней (крутой). Мансарда была разработана французским архитектором Ф.Мансаром - отсюда название.

Меандр - геометрический орнамент в виде ломаной или кривой линии с завитками; широко применялся в искусстве Древней Греции.

Мезонин (от итал. mezzanino) - надстройка над средней частью жилого дома, часто имеет балкон. В России получил широкое распространение в 19в. как часть каменных и деревянных малоэтажных зданий.

Модерн (фр. moderne - современный) - стиль в европейском искусстве конца 19 - начала 20 вв., акцентированый на создание подчеркнуто необычных декоративных эффектов.

Модульон - декоративный кронштейн, поддерживающий плиту карниза.

Ордер (от лат. ordo - порядок) архитектурный - определенное сочетание несущих и несомых частей стоечно-балочной конструкции, их структура и художественная обработка. Коринфский ордер известен с 4в. до н.э.

Павильон (фр. pavillon, от лат. papilio - шатер) 1) небольшая легкая по конструкции открытая постройка, связанная с природой; 2) часть дворцового здания, имеющая самостоятельную крышу.

Партер (фр. parterre, от par - по и terre - земля) - в садово-парковом искусстве открытая часть сада или парка с газонами, цветниками, водоемами и т.д.

Пилон (греч. pylon - ворота, вход) - массивные столбы, служащие опорой арок, перекрытий, мостов, либо стоящие по сторонам входов и въездов.

Пилястра (фр. pilastre) - вертикальный выступ в стене, в виде части встроенного в нее четырехгранного столба, обработанного в формах колонны ордера.

Портик (от лат. porticus) - часть здания, открытая на одну или три стороны и образуемая колоннами (реже столбами) или арками, несущими перекрытие. Были широко распространены в античную эпоху, особое значение получили в европейской архитектуре 18 - первой трети 19вв. (преимущественно в классицизме).

Ризалит (ит. risalita - выступ) - выступающая часть здания.

Розетка (от фр. rosette - букв. розочка) - орнамент, мотив в виде стилизованного распустившегося цветка (например, розы). С древности широко распространены в декоративном искусстве.

Ротонда (итал. rotonda , от лат. rotundus - круглый) - центрическое сооружение, круглая в плане постройка, обычно увенчанная куполом.

Руст (лат.) - грубо отесанный камень, употребляемый в рустике.

Рустика - (лат. rusticus - неотесанный) - кладка или облицовка стен здания камнями с грубо отесанной или выступающей лицевой поверхностью.

Сандрик - карниз над проемом окна или двери.

Тимпан - треугольное поле фронтона; поверхность стены между аркой и ее перемычкой.

Фасад (фр. facade , от итал. faccia - лицо) - наружная сторона здания или сооружения.

Флигель (от нем. Flugel - крыло) - вспомогательная пристройка к жилому дому или отдельно стоящая второстепенная постройка, входящая в комплекс городской или сельской усадьбы, функционально и композиционно подчиненная ее главному сооружению.

Фриз (фр. frise) - кайма, бордюр стены, пола, потолка и т.п., обычно украшенные сплошным орнаментом.

Фронтон (фр. fronton, от лат. frons - передняя сторона) - завершение (обычно треугольное) фасада здания, портика, колоннады, ограниченное двумя скатами по бокам и карнизом у основания (поле фасада часто украшали скульптурой).

Эркер (нем. Erker) - полукруглый или многогранный выступ в стене, освещенный окнами и проходящий через несколько этажей.

Приложение 2

План усадьбы Расторгуева - Харитонова и схема маршрута экскурсииПлан усадьбы Расторгуева - Харитонова и схема маршрута экскурсии

Прикрепленный файлРазмер
Материалы для учителя- экскурсия по усадьбе Расторгуева-Харитонова.pdf427.25 кб

Другие материалы по теме

© (С) Учебная книга
О портале Карта сайта